локада Ленинграда
9 6
ка «мешок с говном» - как я его зову.
Тоже человечишка - урод какой-то.
И пришлют же человека.
30 марта 1942 года
На дворе холодно, и сегодня с
утра просто настоящая метель под-
нялась.
31 марта 1942 года
Послал домой письма. Вчера
вечером Гале и сегодня маме.
Описал все подробно и попросил
Галю, чтоб прилагала цифровку для
мандолины.
На дворе прохладно. Старшина
привез продукты. Какие только?
Привез по 150 гр. табаку. Теперь
насчет шамовки что-то и разгово-
ров не слыхать. А раньше.
.?! Как
будто привезли продукты ничего,
будут давать даже селедку. Во как!
Получил огромное письмо из дома
от мамы.
1 апреля 1942 года
Первое апреля! «Никому не
верь», как говорят. Второй месяц
весны пошел. На дворе тепло, хотя и
морозец градусов под 5-9, но солнце
припекает и снежок тает. Все возился
с проклятой телефонизацией.
Вчера в письме мамочка при-
слала 2 лезвия и 3 иголки. Как я ей
благодарен! Теперь я ни от какой
сволочи не завишу.
Старшина сделал проверку лич-
ного барахла, ища рукавицы. У меня
все вывалил.
Электрик принес учебники, но
все старые, отжившие свой век, кро-
ме задачника по алгебре, 2-я часть,
который я и купил.
Ребята посоветовали мне, что
будет лучше, если я свой приемник
прикончу делать и, вообще, поста-
раюсь его разобрать и спрятать до
более благоприятного времени. Я
согласился.
Было бюро, разбирали мое дело
и еще двух, все по-старому, отчего да
почему - просто надоели. Эх, не было
печали, так черти накачали.
Все обязуйся да клялись: я, мол,
больше не буду, я обязуюсь и прочее
и т. п.
Тепло у меня в 9-й комнате, на-
топил печь.
Получил добавки - кашу гречне-
вую с маслом, много. Леша говорит:
давай делить все поровну - я с ним
согласился, а в душе послал подаль-
ше, на кой черт он мне нужен, получи
и съешь, какое мое дело до твоей до-
бавки, а твое к моей.
На ужин - редкость. Винегрет.
Да, самый настоящий, почти полгода
я не ел таких вещей, да еще с селед-
кой. Вот так дело! Попробуем. Дали,
сравнительно много и по две мари-
нованных тюльки, только маловато,
правда, масла было много.
Пить хотелось, и пил, как верблюд.
На дворе было сравнительно тепло.
Теперь отвечать на письмо мож-
но недели полторы-две спустя, пока
получил эти письма.
В последнем письме мама пишет,
что трудно жить весь день стоит
в очереди, холод зверский, даже в
марте мороз доходил до 20 и долгое
время так держится.
Хорошо хотя, что Егоров от
нас ушел на планшет, надоел нам
здорово.
2 апреля 1942 года
Ездил за водой. На дворе холод-
но, но не очень. Днем было 2 градуса
мороза.
Купил задачник вчерашний и
отдал хлеб и табак.
Как замечательно уже, пожа-
луй, месяца три я не занимаюсь
моей слабостью. Как хорошо себя
чувствую - просто прелесть. Хотя
бы не приняться опять. Постараюсь.
Теперь у меня тесно: сделали полоч-
ки и места в обрез. Получил суп и не
смог съесть, оставил на обед. Теперь
я почти наедаюсь, про пищу уже так
не думаю, как раньше.
Запускать я стал записи, черт
возьми. Сегодня я особенно сыт, как
никогда, только пить охота.
Какое у меня огромное желание
решать задачи, хочется все сразу
решать - по всей математике и, как
назло, попалась проклятая задача и
не выходит, все задерживает. Я взял
Ги де Мопассана, а читать все нет
времени - занят. Вот и сейчас с 6
часов идти в караул.
Теперь хорошо дежурим так,
что выспаться можно сравнительно
нормально.
Забрали рукавицы, и сейчас холод-
но зверски, надо будет сшить себе.
3 апреля 1942 года
Ну и противный этот Циркуль.
Характер просто невозможный. Я так
просто терпеть не могу его, особенно
его передразнивания и выражение
«ну и что ж?». Так бы и дал в рыло это
тупое. Самолюбивый зверски.
Говорят что для того, чтобы я за-
гладил свой вину, мне дадут какое-то
комсомольское поручение. Ну и хер с
ним. Мильтон не захотел купить хлеб,
зато все давал 35-40, но я не взял.
Начали понемногу сходить с ума,
ввели строевую подготовку.
Получил письмо от Геннадия
Суслова. Интересно он узнал мой
адрес, находится в учебном полку
ВНОС. Теперь мы будем перепи-
сываться.
4 апреля 1942 года
Дежурили с 4-х утра до 8-ми.
Вчера с 8-ми вечера мы все мылись в
бане, а потом спали с 12-и до 4-х.
На завтрак форменным образом
прозевал добавку. В обед получил
только порцию каши. Ну, новый тип
и сволочь и [неразборчиво] хорошая.
После обеда было комсомольское со-
брание, было несколько тревог, и на
последней тревоге налетело самоле-
тов уйма. Словом, можно сказать, что
с сегодняшнего дня опять началось
старое. Стрельба была зверская, са-
молетов было черт его знает сколько,
примерно сотни полторы, все Ю, ХЕ
и Ми. Бомбы так и выли. Немцы в
довершение всего начали обстрел
нашей позиции.
Села станция питания, пришлось
менять, наш вахлак отказался нести,
попадает ему здорово. Осколки так
и свистят, просто жутко. Снаряды
рвутся совсем рядом, баллистика
содрогается здорово даже. Синхро-
низация серит немного, несколько
раз рассогласовывалась, черт ее знает
почему.
Жутко было от грохота, хотя я
и привыкший к этому Наших «со-
колов», как назло, - ни одного, если
и были, то несколько.
Немец бомбил особенно сильно
порт. Осколком ранило Славку, он
упал, но потом поднялся с трудом,
ранило его в грудь, осколок застрял
между ребер.
Ранило еще одного. Их забрали
в санчасть. Эх, жаль Славку, приедет
ли обратно?
Словом, теперь немец подтянул
силы, началось опять то, что было в
прошлом году. На дворе все еще не
тепло, несмотря на то, что солнышко
все печет, мороз стоит около 5-10
градусов.
Ушел Славка, увели и эту сво-
лочь. Куда его денут.
(продолжение
в следующем номере)
История Петербурга. № 2 (60)/2011
предыдущая страница 95 История Петербурга №60 (2011) читать онлайн следующая страница 97 История Петербурга №60 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст